Как нам застроить Россию

Быстрый заказ допуска СРО
Выбор вида СРО:
Ф.И.О.: Номер телефона: Детали цены

подтверждаю согласие с условиями обработки моих персональных данных

Свидетельства СРО
Свидетельство о допуске СРО строителейСвидетельство о допуске СРО проектировщиковСвидетельство о допуске СРО изыскателей
×
Свидетельство о допуске СРО строителейСвидетельство о допуске СРО проектировщиковСвидетельство о допуске СРО изыскателей


Поделиться в соц.сетях
29.06.2011

На сегодняшний день закон о госзакупках — единственный реально работающий в стране механизм по борьбе с коррупцией. Не многочисленные нормативные акты, заточенные под борьбу с попилом всероссийского и локального масштаба, не манифесты президента-премьера и уж точно не правоохранительные органы, а специализированный закон, направленный на регулирование относительно узкой, хотя и очень капиталоемкой сферы — сферы госзаказа.

Ни в одной развитой стране мира дорогие закупки не проводят через электронный аукцион, когда победитель определяется автоматически, по наименьшей цене, без всякого участия заказчика, потому что при этом страдает качество, говорят противники ныне действующей системы госзаказа.

Но ни в одной развитой стране мира нет такой коррупции, как в России.

У действующей системы госзаказа много объективных недостатков. «Полный цикл» — планирование, размещение и исполнение заказа — сегодня законодательно не обеспечен, а сам 94-ФЗ, который регулирует лишь размещение, требует серьезной доработки.

Профессиональная и жаркая дискуссия по реформе госзаказа, гораздо более жаркая, чем та, что сопутствовала закону о торговле, и которая началась в конце 2010-го, и активно освещалась в СМИ весной 2011 года, пока разрешилась лишь незначительными поправками, не вызывавшими разногласий между Минэкономики и ФАС (см. № 37 от 8 апреля 2011 года). В ближайшее время нас ждут куда более значительные изменения: в той части закона, которая касается торгов на строительство, — самой капиталоемкой сферы госзаказа, которые во многом определят вектор реформирования всей системы государственных закупок.

Мы понимаем, что 94-й закон, как и вся сфера госзаказа, нуждается в предметной профессиональной дискуссии больше, чем во внимании со стороны журналистов. Но мы также знаем, что судьбу важнейшей с точки зрения расходования бюджетных средств сферы не должны определять отраслевое лоббирование или финансовые интересы отдельных «реформаторов».

Сегодня мы представляем вашему вниманию позиции ФАС и профильного Комитета Госдумы по реформе строительного заказа. Продолжение профессиональной дискуссии — в ближайших номерах «Новой».

Михаил Евраев, начальник управления контроля размещения государственного заказа Федеральной антимонопольной службы:

— С 1 января 2011 года вся информация о госзаказе публикуется и хранится на едином сайте, а все строительные заказы, за исключением особо опасных объектов, должны размещаться посредством электронного аукциона, что позволило сформировать единое экономическое пространство в сфере госзаказа и ликвидность торгов, которые пришли на смену квазиконкуренции на «домашних» торгах в муниципалитетах и субъектах Федерации. Еще одно достижение — твердая цена контракта. Огромным шагом вперед можно считать и то, что были исключены произвольный допуск участников к торгам и отсутствие возможности для одностороннего расторжения контракта. Все эти изменения «наступили» на огромное количество финансовых интересов, а потому вызывают жаркие дискуссии, в ходе которых сформировалось несколько мифов, связанных со строительными торгами, которые я предлагаю развенчать.

Миф № 1: на строительные электронные аукционы приходят только компании-однодневки и не приходят профессионалы.

Почему это не так? Во-первых, в сфере строительства действует саморегулирование. Если мы считаем, что допуск саморегулируемой организации (СРО) — «слабый» документ, то необходимо что-то менять в системе выдачи допусков, а не в системе госзаказа. Во-вторых, необходимость финансового обеспечения. Сложно найти кредитную организацию, которая предоставит банковскую гарантию компании, у которой стол-стул и полтора специалиста. В-третьих, строительство — это единственная сфера госзаказа, где существует специальная предварительная квалификация: если речь идет о контракте на сумму свыше 50 млн рублей, заказчик имеет право выставить требование к поставщику — иметь выполненные заказы на сумму не менее чем 20% от цены стройки, на которую он претендует. Если компания сдала на 200 миллионов строительный объект и претендует на 700—800 миллионов, ее сложно назвать фирмой-однодневкой.

Миф № 2: на аукционе победитель определяется только по цене, а качество не учитывается.

Действительно, такого критерия на электронном аукционе, как качество, нет. Потому что услуга или товар должны на 100% соответствовать по качеству тем требованиям, которые выставляет заказчик. Другое дело, что у нас есть проблема с квалификацией самих заказчиков, которую и нужно решать, а не делать так, чтобы компания вместо заказчика формулировала условия по качеству объекта.

Миф № 3. Демпинг.

Мы знаем, что очень часто начальная цена контракта берется с потолка даже в сфере строительства, даже после прохождения проектом Главгосэкспертизы. И если при этом происходит снижение на 20—30%, и в итоге нам построили качественно, то нужно радоваться, что удалось сэкономить бюджетные средства. А если делают некачественно, то это требует санкций по отношению к подрядчику, реализации финансового обеспечения и расторжения контракта по ускоренной процедуре.

Свое видение совершенствования системы госзаказа, строительного заказа в частности, мы изложили в рамках нашей законодательной концепции, которую подготовили весной этого года. Она включает в себя в том числе механизм быстрого, в течение 10 дней, расторжения контракта в случае, если подрядчик не выполняет свои обязательства, включение в реестр недобросовестных поставщиков не только юридических, но и физических лиц, то есть руководителей компаний, и дальнейшее совершенствование системы финансового обеспечения.

Мартин Шаккум, председатель Комитета Государственной думы по строительству и земельным отношениям:

— В ближайшее время я планирую внести на рассмотрение в Госдуму законопроект, направленный на ограничение применения процедуры электронного аукциона в сфере строительства. Пока концепция поправки проходит согласование с профильными министерствами.

Сегодня создается впечатление, что главная цель госзаказа — это борьба с коррупцией и экономия бюджетных средств. Но это ложная цель, потому что главное — это получить качественный продукт в те сроки, в которые это необходимо. И стоимость здесь — на втором месте.

Главные недостатки электронного аукциона — выбор поставщика по одному параметру — по цене, и заведомое определение технологического решения. Ведь даже котельную можно отремонтировать по-разному, если будет конкурс технологических проектов. Но в случае с электронным аукционом мы вначале подешевле проектируем, потом подешевле строим и создаем барьеры для инноваций.

В нашей стране уровень коррупции высок и растет. Но попытки бороться с помощью новых процедур, которые не получили распространение ни в одной стране, опасны. Электронным аукционом мы пытаемся исключить из процесса человека. Мы разъединяем заказчика и поставщика. А что меняется от того, что мы их заменяем на оператора электронной торговой площадки, с одной стороны, и сотрудников ФАС — с другой? И почему полагаем, что им можно полностью, слепо доверять? Ни одна процедура не может гарантировать результат, и какие бы процедуры мы ни изобретали, они с легкостью обходятся мошенниками.

Добросовестные подрядчики и добросовестные заказчики как один против действующей системы размещения заказа, потому что на электронных аукционах манипулировать результатами даже проще, чем в обычном конкурсе. Купить информацию об участниках торгов — вопрос нескольких десятков тысяч рублей. Электронный аукцион очень выгоден операторам электронных торговых площадок: у них «зависают» колоссальные суммы и миллиарды залогов. А это — совершенно конкретный бизнес-интерес. Кроме того, электронные аукционы никак не защищают добросовестного поставщика от картельного сговора конкурентов.

Что же касается крупных подрядов, то здесь электронный аукцион просто опасен: потенциальные подрядчики выходят на него как на последний бой и заигрываются, снижая цену (ведь в строительстве на определенном этапе работать в убыток выгоднее, чем простаивать), и доторговываются до того, что срывают контракты…

Конкуренцию развивать, конечно, нужно, но для этого есть другие инструменты. Надо воспитывать добросовестного заказчика. А считать чиновника заведомо жуликом — значит расписаться в своей неспособности управлять государством.

Справка «Новой»

Электронный аукцион — онлайновый аукцион, проводящийся на специализированных интернет-сайтах, при котором сохраняется полная анонимность участников, а победителем становится тот, кто предложил наиболее низкую цену.

Конкурс (открытый и закрытый) — процедура, при которой победитель определяется заказчиком на основании ряда объективных (цена) и субъективных (например, квалификация) критериев.

Комментарии




Читайте также
08.07.2011 Самая крупная строительная СРО провела общее собрание в собственном офисе

НП «Объединение инженеров строителей» одновременно с НП «Объединение инженеров проектировщиков» и «Объединением инженеров изыскате...

23.06.2011 Вступила в силу новая редакция "Жилищного кодекса" РФ

О том, какие именно перемены ждут сферу ЖКХ, рассказала Галина Хованская, член комитета Госдумы по строительству, в ходе пресс-конференции в РИА "Новости", сост...